15 августа журнал ForkLog опубликовал информацию о том, что децентрализованный маркетплейс недвижимости и регистрации прав на землю Propy объявил о партнерстве с правительством Украины, в результате которого иностранные инвесторы впервые смогут покупать недвижимость в стране в режиме онлайн.

Эксперт в области блокчейн-технологий и сооснователь проекта e-Vox Алексей Конашевич рассказал редакции о своем участии в новом проекте, внедрении технологии блокчейн в госуправление, смарт-контрактах в госреестрах и сотрудничестве с микрогосударством Либерленд.

ForkLog: Алексей, расскажите в нескольких словах о своем блокчейн-проекте? Какие цели стоят перед вами?

Алексей Конашевич: Я веду исследования в области применения блокчейн-технологий в госуправлении в международной европейской программе LAST-JD. Проект Propy, у которого уже проходит ICO, заинтересовался частью моих исследований, и я присоединился к команде. Propy хочет сделать платформу для прямых сделок с недвижимостью. Для этого нужно делать реформу законодательства и менять в корне подходы в госуправлении. Propy уже ведет переговоры с рядом правительств.

Отмечу, что недвижимость — это только одно из направлений, которое я исследую. В целом, я моделирую блокчейн-архитектуру с общественными отношениями и пытаюсь найти оптимальное решение с точки зрения государственного управления. Вот пример: сегодня в Украине работают 8100 госслужащих, которые осуществляют регистрацию бизнеса. Если автоматизировать эти отношения, то потребуется всего 50 человек, да и то это будет служба горячей линии и онлайн-поддержки. Всю регистрацию можно делать без участия чиновника. Ничем не хуже, чем с регистратором, а на самом деле намного лучше: никакой коррупции, все прозрачно, нет «субъективного» мнения чиновника, процесс​ регистрации контролирует алгоритм, ему взятку не дашь.

Или вот еще пример — нотариат. Сегодня у нотариуса есть настолько стандартные функции, что они могут автоматически осуществляться при помощи технологий, без участия человека. Сферы, где нужна юридическая экспертиза, автоматизировать нельзя. Но ключевое слово «пока». Сейчас ведутся мощные исследования в этом направлении, так что это вопрос времени — когда нотариус и регистратор станут в ряд с трубочистами или фонарщиками. Кстати, я говорю не только о регистраторах реестра юридических лиц и предпринимателей. В Украине более 300 реестров.

Также нас ожидает смена парадигмы госуправления. Весьма вероятно, первым в этом направлении станет Либерленд, где я вхожу в состав рабочей группы по разработке законодательства и концепции электронного управления.

FL: Кстати, насчет Либерленда: как вы считаете, насколько сам по себе жизнеспособен проект этого микрогосударства?

А. К.: Есть два существенных препятствия: Сербия и Хорватия, которые находятся вокруг территории государства. Как только политическое руководство этих стран достигнет между собой договоренностей, то я не вижу более препятствий. Учитывая, что Хорватия стала членом ЕС и не имеет ни с кем территориальных споров (это ведь условия вступления), то на самом деле загвоздка только в Сербии.

FL: Вернемся к вашему проекту. На какой стадии развития он находится? Где-то уже проводилось пилотное тестирование e-gov систем на блокчейне?

А. К.: Нет, пока работаю над теорией. Отчасти постараюсь воплотить это в Propy и в полной мере развернуть в Либерленде. Основой госуправления будет платформа прямого голосования, а не референдум. Это будет постоянно действующая платформа. Любой гражданин сможет выразить, например, несогласие с действиями чиновника. Это не шины жечь, это голос, имеющий прямое юридическое действие. И касаться он будет любого должностного лица. Люди смогут опротестовать действия или отправить в отставку и президента, и премьера, и местного налоговика или прокурора.

Впрочем, при внедрении прямой демократии чиновников станет значительно меньше.

FL: Если, к примеру, повсеместно внедрить такие системы в Украине, тогда действительно что-то изменится? Насколько увеличится эффективность госуправления?

А. К.: Это очень серьезная реформа для существующей системы. В этом смысле Либерленд — Tabula rasa. Я не верю, что Украина сможет это внедрить при нынешней политической ситуации, поэтому в цифрах я ничего не подсчитывал. Думаю, если прикинуть, то раз в десять все будет эффективнее работать только на первом этапе. Есть надежда, что сработает принцип конкуренции наций: когда в других странах это будет реализовано, то и Украина никуда от этого не денется. Либо начнет меняться, либо останется на обочине истории.

По материалам forklog.com