Новая цифровая реальность подрывает устои банковской системы и ставит традиционных игроков перед необходимостью радикальных реформ.

Еще банк или уже финтех?

Большинство российских банков в той или иной мере уже запустили процессы цифровых преобразований, однако у них разные шансы на успех: крупные банки используют преимущества своего масштаба и солидных бюджетов на IT; для небольших банков дорогостоящая цифровизация имеет далекий горизонт окупаемости и создает большую нагрузку на их финансовый результат в краткосрочной перспективе

Сейчас складываются благоприятные условия для цифровой трансформации финансовой отрасли. Массовый переход российских клиентов на использование дистанционных каналов обслуживания — отличный шанс для банков предложить им новые технологии и современные цифровые продукты. В отсутствие макроэкономических потрясений у российской банковской системы есть хорошие шансы стать одной из самых передовых в мире, благодаря наличию амбициозных и сильных лидеров рынка, регулятору, быстро реагирующему на современные тенденции в мире финансов и технологий, а также готовности населения переходить на новые, более удобные модели получения финансовых услуг. Наше исследование показало, что 60% населения России готово использовать онлайн-каналы обслуживания и 35% уже используют такие каналы.

Сегодня для традиционных игроков основные выгоды от цифровой трансформации состоят в кратном сокращении затрат и существенном ускорении вывода новых продуктов на рынок. Еще одним результатом становится повышение лояльности клиентов и частоты взаимодействия с ними, ведущее к росту доходности клиентской базы. Создание партнерств или сотрудничество с компаниями в смежных областях позволяет также получить доступ к новым клиентским сегментам.

Как показывает наш опыт, потенциал сокращения издержек, связанных с основными процессами в традиционном банке, за счет цифровизации составляет 40–60%. Клиентский опыт также улучшается за счет сокращения времени, необходимого для получения продукта или услуги, количества документов и контактов клиента с банком. Цифровые технологии повышают скорость и удобство оказания финансовых услуг, что способствует укреплению отношений банков со своими клиентами и партнерами. Кроме того, цифровая трансформация дает толчок к развитию портфеля продуктов и снижению кредитных рисков.

По данным компании Finalta, в странах Северной Европы, Австралии и США дистанционными банковскими услугами активно пользуются около 60% клиентов. В России таких клиентов вдвое меньше, несмотря на рост данного показателя в полтора раза с 2014 года. При этом, согласно данным исследования McKinsey, уже сейчас 10% россиян используют для дистанционного самообслуживания только мобильные приложения. Такая ситуация нетипична для традиционных рынков финансовых услуг.

Вместе с тем уровень проникновения дистанционного банковского обслуживания в России сильно отстает от уровня распространенности Интернета, а значит, обладает серьезным потенциалом роста. Быстрому переходу на цифровое банковское обслуживание в России благоприятствуют многие факторы, прежде всего готовность потребителей покупать банковские продукты через Интернет. Согласно проведенному McKinsey в 2016 году исследованию Retail Banking Consumer Survey, среди городских интернет-пользователей в России доля таких потребителей составляет 65% — это сравнимо с показателями стран Европы (60–70%) и выше, чем в Северной Америке (55%). Особенностью российского рынка является популярность такой инновации, как банки без отделений (direct banking).

В России самым быстрорастущим каналом обслуживания в банковской отрасли является мобильный банкинг: с 2014 по 2016 год уровень его распространенности вырос в три раза. При этом, согласно данным исследования McKinsey, уже 10% клиентов пользуются для дистанционного обслуживания исключительно средствами мобильного банкинга. На российском рынке при этом широко распространены современные и удобные мобильные и онлайн-приложения с широким спектром функциональных возможностей. Мобильные приложения крупнейших российских банков в 1,5–2 раза превосходят крупнейшие европейские банки по функциональным возможностям транзакционного обслуживания.

Для многих новых пользователей мобильный канал самообслуживания становится первым и единственным. Такая ситуация нетипична для традиционных рынков финансовых услуг и дает российским банкам шанс, сконцентрировав усилия, успешно перевести своих клиентов на обслуживание через мобильные приложения, минуя интернет-банкинг и колл-центры.

Важным фактором является умение активно взаимодействовать с технологическими компаниями в рамках совместной разработки и внедрения инновационных решений, аутсорсинга инноваций или других форм сотрудничества. Например, небольшие финансовые организации, которые не в состоянии позволить себе модернизацию собственной IT-системы, могут воспользоваться услугами компаний, предоставляющих технологические решения в формате аутсорсинга — от облачных услуг по хранению и обработке данных до применения передовых аналитических методов для анализа больших данных. Другими стратегическими партнерами банков станут агрегаторы пользовательской информации (например, социальные сети и операторы связи), предоставляющие доступ к внешним данным о клиентах в целях повышения точности кредитного скоринга, перекрестных продаж и т.д.

В условиях дальнейшего развития финтех-сектора и распространения цифровых технологий у традиционных банков есть несколько возможных путей развития.

Наиболее универсальный вариант развития — превращение традиционных банков в полностью цифровые, которые предоставляют широкий спектр классических финансовых продуктов и услуг. Большинство крупнейших российских банков придерживается именно этого направления. Благодаря цифровой трансформации всех уровней бизнеса и применению новых технологических решений банки смогут усовершенствовать текущие предложения клиентам. Однако для успешного преобразования в полностью цифровой универсальный банк финансовым организациям необходимо обладать достаточными профессиональными компетенциями широкого профиля. Кроме того, определяющим фактором успеха на российском рынке является скорость сокращения «цифрового разрыва».

Другой вариант — выход за пределы традиционного банковского бизнеса. В данном направлении, следуя примеру китайских финансовых групп, движутся и некоторые крупные российские банки. Переход от классического формата банка к финансовой экосистеме подразумевает усиление внимания к потребителю и его запросам, а также выстраивание партнерских отношений с другими компаниями. Услуги, предоставляемые партнерами, должны отвечать широкому кругу повседневных потребностей клиента, что позволит владельцу экосистемы обслуживать их по принципу «одного окна». Да, необходимость применения и, тем более, развития новых для традиционных банков компетенций таит в себе риски, зато в перспективе владелец экосистемы получает право на долю доходов партнеров и, что еще важнее, собственная экосистема позволяет наращивать клиентскую базу темпами, недоступными при традиционной банковской модели.

По материалам bosfera.ru