Существует отдельный тип юристов, который занимается составлением и сопровождением контрактов. Последние написаны юридическим языком, объемны и далеко не всегда до конца понятны сторонам соглашения.

Традиционные контракты часто настолько сложны, что требуют привлечения третьих лиц для обеспечения их соблюдения. В случае разночтений, стороны вынуждены обращаться в суды, а это отнимает уйму времени и денег.

Возникновение технологии блокчейн открыло возможность создания систем, позволяющих заключать и автоматически исполнять условия соглашения по достижении заранее заданных параметров, минуя централизованных посредников.

Тем не менее смарт-контракты по-прежнему далеки от совершенства: блокчейн-инфраструктура все еще недостаточно развита, а в коде встречаются критические ошибки. Кроме этого, существует много пробелов в нормативно-правовом регулировании смарт-контрактов и не развиты программы-оракулы. Это создает препятствия для интеграции смарт-контрактов в повседневную деятельность организаций и отдельных людей.

Своим видением проблем на пути повсеместной имплементации смарт-контрактов и путей их решения поделился Group Leader в blocksoft.biz Вадим Груша.

С распространением технологии распределенного реестра в обществе с особенной силой разворачиваются споры вокруг использования смарт-контрактов, а также вопроса, смогут ли они в будущем вытеснить традиционные договоры. Как это часто бывает, в этой дискуссии сложились две диаметрально противоположные точки зрения.

Одни советуют юристам осваивать новые, более полезные и перспективные профессии, поскольку спустя считанные годы мир откажется от традиционных договоров и никому не нужных посредников, таких как юристы, адвокаты и нотариусы. Мысленно они переводят на блокчейн все, что попадется под руку — от земельных кадастров до графика уборок в столовых госучреждений.

Иная точка зрения состоит в том, что блокчейн — «это биткоин» и «пирамида», а смарт-контракт — не урегулированная законодательством фикция. При этом его совместно создают два человека (юрист и программист), разговаривающие на разных языках.

В связи с тем, что юрист и программист не владеют специальными знаниями, они не понимают другу друга. Поэтому юрист не может проконтролировать правильность выражения воли сторон программистом. Последний из-за отсутствия базовых знаний в юриспруденции может трактовать указанные ему условия по-своему или пропустить какой-нибудь важный нюанс, что приведет к крайне негативным последствиям.

По их мнению, вышеуказанные проблемы делают невозможным широкое применение смарт-контрактов в будущем.

В чем причина столь разных трактовок? Почему так сложилось и что ждет смарт-контракты и юристов в будущем? В поисках ответа мы перелопатили изрядную подборку научных трудов Ника Сабо, массу различных энциклопедий и справочников, кодексов и законов. Не претендуя на истину в последней инстанции мы хотим поделиться своими мыслями на этот счет.

Давайте заглянем в корень: что такое смарт-контракт?

По утверждению Сабо, это «компьютеризованный транзакционный протокол, который исполняет условия договора».

Несколько созвучную дефиницию приводит всезнающая Вики, по утверждению которой «Смарт-контракт — компьютерный алгоритм, предназначенный для заключения и поддержания коммерческих контрактов в технологии блокчейн».

Также распространена точка зрения, что смарт-контракт — это фрагмент кода, созданный для выполнения конкретных задач при наступлении заблаговременно определенных условий.

Таким образом, смарт-контракт трактуется как код (фрагмент кода) или компьютерный алгоритм, и это, на первый взгляд, абсолютно верная точка зрения.

Однако юристы рассматривают смарт-контракт как … контракт, то есть несколько специфический, но все же классический договор.

Так, Дж. Старк (Stark, J) указывает, что определение «смарт-контракт» используется для обозначения юридических договоров или элементов правовых договоров, которые представлены или исполняются посредством программного обеспечения

При этом данное определение он считает не хуже, чем представленные выше, и мы не можем его в этом обвинять.

Думается, что верными можно считать две точки зрения, ведь каждая из них правильно отражает суть смарт-контракта. Разница лишь в векторе взгляда, аспекта с которого он рассматривается. Такой себе инь и ян.

На наш взгляд, именно рассмотрение указанного явления под разными углами и стало причиной подобных дискуссий. Программисты в данном случае берут за основу процесс, который планируется к выполнению с использованием принципа детерминизма. Тут имеется в виду общая объективная обусловленность явлений вследствие причинности. Последнее представляет собой такую связь, при которой одно явление (причина) при определенных условиях порождает другое (действие).

Таким образом, использование детерминистического алгоритма при программировании смарт-контрактов означает, что обработка конкретных данных всегда будет приводить к конкретному однозначному результату. Ключевое значение имеет процесс, определенная последовательность действий.

Юристы же, наоборот, берут тот или иной договор и пытаются запихнуть его в смарт-контракт, в какой-то мере стремясь получить из результата (положений договора) процесс (компьютерный алгоритм).

Так что, решения у этой проблемы нет и единственное, что нам остается — надеяться, что бравые представители двух профессий не перебьют друг друга? А может истина там где и всегда — посередине?

Вместо того, чтобы противопоставлять одно видение другому, уместнее обратить внимание на взаимосвязь между ними. Для того, чтобы интегрированный в блокчейн-платформу смарт-контракт был реализован, необходимым является использование кода или его фрагментов, предназначенных для выполнения некоторых заданий при наступлении заранее определенных условий.

Таким образом, если рассматривать смарт-контракты с точки зрения юриспруденции, они состоят из кода, но при этом создают права, обязанности и ответственность сторон.

По сути, чтобы примирить две враждующие стороны можно дать следующее общее определение. Смарт-контракт — это договоренность двух или более сторон, направленная на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, которая заключается в электронном виде путем внесения в децентрализованную информационную систему сведений об условиях соглашения, использует в качестве средства платежей криптовалюту и выполняется в определенной последовательности, предусмотренной математическим алгоритмом в автоматическом режиме.

Выражаясь проще, это договоренность между несколькими физическими и/или юридическими лицами, оформленная не на бумаге, а в виде алгоритма.

По всей видимости, утверждение о том, что смарт-контракт является одним из видов договоров, является сугубо теоретическим и практического значения не имеет.

Первоначальная идея смарт-контракта заключается в том, что он обязательно должен выполняться в соответствии с условиями, заложенными в нем. Его простота следует из самого механизма работы смарт-контракта, в котором все шаги четко прописаны и детерминированы.

Например, если в смарт-контракт заложено функцию, которая при сложении «2+2» будет выдавать «4», то этот результат будет всегда неизменным, независимо от любых интерпретаций.

В таких условиях, в рамках исполнения смарт-контракта предмет спора не возникает априори. Это означает, что смарт-контракт — это некое средство, обеспечивающее выполнение любых юридически значимых действий, а не сложный юридический документ. Собственно, использование в данном случае сложных правовых конструкций лишено всякого смысла и может привести к искажению сути смарт-контракта.

Таким образом, правильнее будет сказать, что смарт-контракт — это не самостоятельный вид договора, а лишь форма заключения соглашения между контрагентами, основанная на технологии блокчейн и направленная на минимизацию временных, технических и материальных затрат, а также снижение и предотвращение наступления правовых рисков для ее сторон.

Это совсем не означает, что его нельзя использовать, например, в хозяйственной деятельности. Наоборот, в отдельных случаях он очень удобен и просто незаменим. Необходимо лишь правильно понимать его суть, предмет и ограничения, а также не путать с теми сложными документами, которые создают юристы.

Смарт-контракт — это код, от которого стоит ждать результатов именно в блокчейн-среде, если он исполняется автоматически. При этом он должен четко выполняться и быть достаточно простым, чтобы не провоцировать ошибки.

При анализе будущих перспектив применения смарт-контрактов необходимо исходить из того, что реализация таких контрактов осуществляется на базе технологии распределенного реестра (блокчейна).

Благодаря использованию таких элементов, как криптографическая безопасность, децентрализованный консенсус и общедоступный открытый реестр, данная технология способна в корне изменить организацию экономической, социальной, политической и научной деятельности, а также выйти на новый уровень доверия. Кроме того, технология может изменить способ предоставления государственных и частных услуг, а также увеличить продуктивность, благодаря широкому спектру применения.

По своей сути блокчейн — это распределенный цифровой реестр транзакций, который может совместно использоваться кем угодно, даже машиной.

Для выявления потенциала использования смарт-контрактов необходимо понимать, что распределенный реестр — это база данных цифровых элементов и активов. Она может быть распределена по разным географическим зонам среди различных дата-центров или частных лиц. У всех участников сети есть своя собственная, идентичная другим копия реестра. Любые изменения в реестре отображаются во всех копиях в течение нескольких минут, а в некоторых случаях, секунд.

Из этого следует, что использование смарт-контрактов может быть обоснованным в случаях, если используется общедоступная база данных, изменения в которую вносятся пользователями напрямую, без использования посредника. При этом участники не нуждаются в доверии.

Безопасность и достоверность сохраненных в реестре транзакций обеспечивается математическими алгоритмами и криптографией. А ключом доступа к цифровым активам является приватный ключ цифровой подписи.

Именно этот момент является одним из ключевых в решении вопроса о целесообразности смарт-контрактов: если в той или иной ситуации такие ключи не используются непосредственно самими участниками, использование смарт-контрактов лишено смысла.

На практике сегодня самой большой преградой для имплементации смарт-контрактов является то, что для расчетов по ним используется исключительно криптовалюта. Отсутствие государственного регулирования цифровых валют, невозможность их широкого использования в качестве средства платежа нивелируют положительные аспекты технологии распределенного реестра, создавая фактически непреодолимые барьеры для ее внедрения в секторах экономики, основанных на фиатных деньгах.

Вместе с тем, смарт-контракты сейчас практически используются в криптосреде. На сегодня одним из наиболее удачных примеров использования смарт-контрактов является сбор криптовалюты (secure pooling of funds) на те или иные цели. Например, платформа blocksoft — один из двух в мире ресурсов, который предоставляет возможность кому угодно сгенерировать такой смарт-контракт и загрузить его буквально в несколько кликов. Специальных технических или юридических знаний для этого не нужно.

Таким образом, для решения проблемы практического использования смарт-контрактов более широкими слоями населения в первую очередь необходимо:

  • создание соответствующей инфраструктуры;
  • популяризация криптовалют среди населения;
  • расширение круга лиц, использующих эти инструменты;
  • правовое регулирование этих процессов и предоставление возможности осуществлять расчеты с использованием смарт-контрактов.

***

На решение многих проблем и ограничений смарт-контрактов направлены силы множества разработчиков. В рамках различных платформ они решаются по-разному. Прогресс не стоит на месте, а значит в будущем многие вопросы будут решены.

Не исключено, что экономические агенты в своем большинстве перейдут от составления традиционных контрактов к их цифровому воплощению и даже к их реализации при поддержке искусственного интеллекта.

По материалам: forklog